Татьяна Чернышева и Елена Борисенко: владелицы приюта «Хати»

Приюты для животных в Самаре немногочисленны и держатся на энтузиазме и частных пожертвованиях. Татьяна и Елена рассказали нам как собирают деньги, спасают больных собак и ищут хозяев своим питомцам.

733
0

Приют «Хати» встречает нас разноголосым лаем: когда тебя одновременно приветствуют несколько десятков собак, чувствуешь легкий шок. Большая часть питомцев выражает эмоции из вольеров. Самые проверенные и привилегированные носятся по всей территории. И тут же обступают тебя в надежде не столько на угощение, сколько на порцию человеческой любви. В домике на территории приюта уютно топится печка. В огромной клетке расположилось семейство: кошка и четверо непоседливых малышей. Рыжая собака Лаванда, забегающая вместе с нами внутрь, пытается дотянуться до клетки: она любит котят, и пытается облизать каждого. Кошка энтузиазма дружелюбной Лаванды не разделяет и отвечает отчаянным шипением. Из террариума за всем этим наблюдает змея. Вернее — змей. Ему хорошо под ярким светом лампы, и на земные страсти он смотрит с ленивым презрением.

Хозяйки приюта — родные сестры. Татьяна — зеленоглазая, светловолосая и статная, из тех, кого называют русской красавицей. Елена — хрупкая брюнетка с огромными глазами и тонким лицом. И все же они похожи: не женским упрямством, и умением верить в свое дело даже в тяжелые времена.

В последний день зимы приют отметил второй день рождения. За это время новых хозяев обрели более четырехсот животных. Но, «Хати» опять переполнен: восемьдесят питомцев, которых нужно лечить, кормить, воспитывать и любить. Вдобавок, уже ставшее привычным, катастрофическое отсутствие денег.

«Приют должен жить на частные пожертвования, но сказать, что это большие суммы нельзя: иногда, всего тысяч пять в месяц, иногда — пятнадцать. Так, что приходится выкручиваться».

Елена Борисенко

Они выкручиваются, как могут: договариваются с теми, кто отдает потерявшие товарный вид мясные полуфабрикаты, находят корма по оптовым ценам, строят вольеры из обрезков и остатков. За это время сами научились делать уколы и ставить системы — на каждую процедуру в ветклинику не наездишься. Все это не отменяет простой бухгалтерии: в день только на питание жителей приюта нужно минимум три тысячи рублей. Еще нужно лечить и стерилизовать животных, оплачивать электричество.

«Нам бы найти постоянного спонсора, который давал бы нам ежемесячно ну хотя бы 10 тысяч рублей, но мы бы точно знали, что эти деньги у нас есть».

Елена Борисенко

А пока, время от времени, приходится объявлять среди волонтеров экстренный сбор средств — особенно, когда срочно требуется лечение очередного питомца. Здоровые животные сюда практически не попадают, а о борьбе за многих можно писать саги. Например, как выхаживали оставшихся без мамы щенков, в возрасте день от роду, которых нужно было каждые три часа кормить смесью. Или откачивали больную собаку, которой опять же каждые три часа приходилось ставить капельницу.  

Не хватает здесь и волонтеров. Особенно, физически крепких и не брезгливых. Тех, кто мог бы заняться уборкой территории или строительством. Или регулярно общался бы с собаками и гулял с ними на поводке. Это называется социализация: именно она позволяет запуганных и диких собак превращать в милых домашних питомцев. Пока же, основная часть забот ложится на плечи двух хрупких женщин и их помощника. Они крутятся как белки в колесе, но о своем решении открыть приют не жалеют. 

«Все началось с одной собаки. Мы поехали к Лене на дачу, и нашли привязанного пса. Накормили его, напоили, но за собакой так никто и не пришел. Тогда мы оставили его себе, а потом пристроили в хорошие руки. Скоро появились еще два пса, которых тоже пришлось забирать, кормить и пристраивать».

Татьяна Чернышова

Быстро становится понятно — началось все гораздо раньше. Например, когда сестры еще маленькими отдыхали у бабушки: в селе заасфальтировали дорогу, через которую любили переползать ужи, змейки приклеивались к невысохшему покрытию, а девочки бросились вызволять «дорожных пленников». Спасли около сотни, пока спохватившаяся бабушка не пресекла деятельность юных натуралисток, испугавшись, что им в руки может попасть и ядовитая змея. Потом были воронята, жившие на балконе, и даже летучая мышь, которая «усыновилась» к Елене на турбазе.

Впрочем, профессии девушки выбрали вполне земные – они бухгалтеры.  

«Среди волонтеров, которые помогают приюту, много наших коллег. Очевидно, мы устаем от своих цифр и бумажек, и хочется живого общения».

Татьяна Чернышева

Общения здесь, действительно, хоть отбавляй. Пока я пью чай, рядом со мной выстраиваются несколько собак. Их интересует не вкусная конфетка, они хотят чтобы их просто гладили. Интеллигентно по очереди подставляют головы под мою руку, потом благодарно смотрят, и уступают место соседу. Любопытный и активный Фокс ради ласки решается на подкуп — приносит мне в зубах кусочек булочки: «На, угощайся! Только гладь!»

Татьяна и Елена меньше всего похожи на тех защитников животных, образ которых так любят транслировать в Интернете. Собаки и кошки это только часть их жизни, в которой есть и дети, и работа, и друзья, и даже увлечения — иногда. Таня — фанатка «Формулы-1», Лена — поклонница йоги, правда, признается, что на нее сейчас просто нет времени.  

«Мне не близок принцип: «Чем больше узнаю людей, тем больше нравятся собаки». Собака, как бы сильно ты ее не любил, не может быть дороже мамы, ребенка, близкого человека. Просто и животных мы любим тоже».

Татьяна Чернышева

«Конечно, в нашей среде встречаются агрессивные и фанатичные люди, но, вероятно, их просто кто-то очень сильно обидел».

Елена Борисенко

Сестры не могут примириться с позицией догхантеров.

«Я не верю, что эти люди хотят защитить других. Мне кажется, для них это просто охота. Им нравится убивать, и они не думают о последствиях. А мне как-то звонила мама, дочка которой увидела умирающих в судорогах собак, и потом рыдала три дня. Думаю, состоявшийся и полноценный человек, не может быть жестоким».

Татьяна Чернышева

Главная задача приюта — найти для животных новых хозяев. Кандидатуры желающих взять себе питомца тщательно изучаются — грустный опыт, когда собака погибла из-за невнимательности хозяйки, многому научил.

Но есть те, кто явно закончит свои дни в приюте. Когда красавец-пес по кличке Космос был совсем щенком, проходящий мимо мужчина схватил его за лапы, раскрутил в воздухе и бросил через забор. Щенка подобрали, вылечили, но моральная травма осталась на всю жизнь: чужих людей он боится панически.

Дружок бодро прыгает по приюту на трех лапах: сначала он жил в семье, где его били, потом сбежал и попал под машину — лапу пришлось ампутировать. Больше всего этот пес любит кататься на машине, и когда мы с Таней уезжаем из приюта, он устраивается на заднем сидении. В конце пути я оглядываюсь на него, и вижу абсолютно счастливую морду собаки, которая явно обрела персональный рай.

Дружок

nude fact

Приюту «Хати» всегда нужна материальная помощь: деньги на содержание животных, корм для кошек и собак, наполнители для туалетов, лекарства, строительные материалы.

Узнать, чем именно вы можете помочь можно на сайте http://www.hati-samara.ru/, или по телефону +7-927-692-13-13

ЖизньОбществоПроблема

Ещё на эту тему

Комментарии